Аласания Зураб Григорьевич

Генеральный директор Национальной телерадиокомпании, учредитель агентства "МедиаПорт" .  

Интервью

Выдержки из ответов Аласании опубликованы в виде интервью (орфография авторских вопросов сохранена), пишет bigmir.net.

О РАБОТЕ НТКУ

– Кирилл 5880: Здравствуйте, почему во вторник не было евровидение на первом т2? будет ли евровидение хотя бы в субботу финал? можно ли в Т2 пустить оригинальную версию Першого, а не то, что идет сейчас?

– Тут есть проблема, поскольку Т2 – это цифровой канал, на него отдельная лицензия существует. Евровидение принадлежит европейским вещателям – мы покупаем эту лицензию. То есть мы должны купить две лицензии на два вещания –  это в два раза дороже и в два раза больше. Кроме того Т2 еще не вошел в силу, условно считается, что это тестовое вещание. Да, ситуация странная, но кроме этого мы не можем вещать 24 часа – не хватает в бюджете денег. В том числе туда не попадают такие лицензированные вещи, как Евровидение. Я изо всех сил постараюсь уговорить европейцев отдать нам бесплатно хотя бы финал на Т2. Если это получится, то мы получим дополнительно полтора миллиона зрителей, которые смотрят Т2 – такое количество зрителей уже сейчас в Украине смотрят цифровое ТВ. Это довольно большая часть аудитории, с которой нужно считаться.
И за пределы Украины мы не можем транслировать, даже на нашем сайте. Люди за границей вообще не могут видеть наш сайт, а у нас очень много желающих смотреть из-за границы. Но дефицит бюджета колоссальный, честно говоря, я даже не знаю, как дожить до конца этого года. Но, думаю, мы найдем выход.

– Михайло: Добрий день! Можна узнати чому в вівторок 07.05.2014 не було трансляції Євробачення на Першому Т2 і чи буде хоча б фінал Євробачення транслюватися? А також хотів би запитати як ви плануєте надалі розвивати Перший Т2? Тому що останнім часом канал перетворився на якийсь «огризок» від Першого каналу, який транслюється в аналоговому телебаченні. Якщо через якісь певні фактори немає можливості ефективно розвивати 2 канали: Перший і Перший Т2, то можливо варто просто дублювати Перший з аналогу в цифрову мережу?

– Так, плануємо. Якщо країна в 2015 році прийде до того, що вона мусить зробити, тобто зробити цифрове мовлення, то і ми так зробимо. Тоді сплине проблема, яку ми маємо зараз, коли на частоті Першого мовить ще канал Ера. Але у мене є деякі сумніви, що країна зможе в 2015 році перейти на цифрове мовлення. Так, коштів на це у держави просто немає. Зараз в державі є дуже великі проблеми, тому гроші є, на що витрачати.

– Клаптик: Когда «Перший Ukraine» начнет вещание в России?

Довольно актуальный серьезный вопрос. Многие люди сейчас практически требуют пропаганду, поскольку видят, что делает сосед и как хорошо это работает. Перший Ukraine – это иновещание, думаю, он будет объединен с УТР (это существующий канал иновещания) и есть шанс получить технику государственного канала, который был создан в Национальном банке. Касательно России не могу сказать. Я бы планировал выделить это все в отдельный вещательный канал, заниматься которым должны другие люди – профессиональные пропагандисты, возможно, пиарщики. Думаю, что он будет рассчитан, в первую очередь, на Крым и Восточные области. А, возможно, в дальнейшие перспективы развития входит и Россия.

– Женя: Как вы относитесь к разумной пропаганде на ТВ? (для меня это когда в трудные минуты для страны чуть гиперболизирует патриотизм)

– Я журналист, даже сейчас я не госслужащий, я являюсь журналистом. И выполняю обязанности наёмного менеджера на контракте. Так вот журналист и пропагандист, или журналист и политик – это для меня категорически не совместимые вещи. Я не согласен совмещать эти вещи, поэтому понимаю ваш вопрос: да, тяжелые времена для страны, у меня самого стоит тяжелейший вопрос, кто я в первую очередь – журналист или гражданин страны. Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Меня страшно злит, когда я вижу, что делает российская пропаганда, особенно, когда я вижу, насколько эффективно она работает. Но что-то внутри меня не даёт мне этого делать. Война ведь закончится, а Украина была, есть и будет, и в ней будет Национальный канал, общественный канал. Если сейчас я сделаю то, что вы говорите, и что я сам бы хотел сделать – на канале останется эта репутация, и общественное телевидение начнёт свою жизнь с репутацией пропагандиста.

О «ВНУТРЕННЕЙ КУХНЕ» НТКУ

– Кирилл: Есть на вашем канале новшества, которые уже ввели вы? Я понимаю, что вы только вступили в роль гендир., но все же новому начальнику всегда должно хотеться поменять все в лучшую сторону. Что поменяли вы?

– Спасибо за чудесный вопрос, Кирилл. Компания слишком неповоротливая и огромная, за месяц для нас (то есть для троих новых человек), в первую очередь, нужно было разобраться со структурой. Например, наши сотрудники даже не могли решить количество микрофонов в одной студии. Так вот мы полностью перестроили структуру, удалось вывести из канала все черные потоки – все эти деньги шли в карманы неведомых мне людей. Вот это первое, что мы сделали. Мы привели в порядок рекламную составляющую. Это просто приведение в порядок уже существующего. Мы наладили все связи с партнерами, которые были жутко злы на компанию из-за огромного количества долгов. Лично я провел переговоры с большим количеством людей – с журналистами, которые хотят делать и будут делать программы. Сейчас существует 15 новых проектов, на которые пока нет денег, – это другая музыка, другой контент, другие развлекательные программы. Скорее всего, это будет в новом телевизионном сезоне осенью. Плюс мои собственные функции, плюс переход на цифровое вещание, плюс обстановка в стране. В общем, задача довольно сложная. Я должен успеть наладить систему, чтобы люди, работающие в компании, получали зарплату. И я даже боюсь говорить о самом здании, которое съедает огромное количество ресурсов, оно не принадлежит компании – что с этим делать, я еще не решил. Честно говоря, я бы избавился от этого здания. Резюмируя: никто не сидит, сложа руки, а результат вы скоро увидите.

– Евгений: 1. Какие будут изменения в части ЗП сотрудникам НТКУ? Есть информация, что снимают премии, которые хоть как-то помогали проживать на малые ЗП гос. структуры (топ менеджмент не в счет). 2. Будут ли изменения на канале в сфере того, что показывают в эфире? Не для кого не секрет, что данный канал практически не рейтинговый (не считаем футбол (который, кстати, почему-то транслируется и на иных каналах, хоть у НТКУ кажется эксклюзивное право вещания), евровиденье и не многочисленный ряд других эфирных событий). Если да, то, какие и каков план поднятия рейтинга канала? 3. Будут ли сокращения? Если да, то по какой методике? Штат, безусловно раздут, но в нынешнее время для каждого работающего это особо острый вопрос. 4. Какие планы по налаживанию связей с иностранными каналами и сообществами? 5. Какой стиль работы в плане Вас, Вы видите на должности такого канала? 6. Что, на Ваш взгляд, наиболее важное сейчас для канала?

– Изменения в ЗП будут такими, какие установит руководитель отдела. Мы уже сказали о том, каковы начальные ставки – их крайне сложно регулировать премиями. Наша ЗП абсолютно неконкурентна на рынке, мы с вами это знаем. Назову цифры – от 6000 гривен до 10 000 мы можем платить, но не всем людям. Конечно, будут изменения. К новому осеннему сезону изменений предполагается достаточно много. Думаю, что процентов 50 будет нашего наполнения и процентов 50 – стороннего.

Мы все время говорим о рейтинге, в том числе и в сегодняшнем разговоре. Я не думаю, что рейтинг должен является для канала единственным определяющим критерием. Конечно, мы должны иметь какой-то инструмент измерения, но у нас не будет задачи войти, например, в пятерку рейтинговых каналов. Общественное существует для всего общества. Как можно работать с 94 разными языками, которые существуют в нашей стране? Или удовлетворить интерес человека, который любит Поплавского, а в то же время Баха и Бетховена? Да, мы всегда будем плавать примерно в первой десятке, но ни одна детская программа или программа о классической музыке не приносит рейтинга – но мы будем делать эти программы.

Сокращения в госструктуре довольно странные. Если бы я мог сократить бездельников, оставив их должности и зарплаты, я бы это сделать. Но, увы, в госпредприятиях вместе с должностью сгорает зарплата. Посмотрим, как юридически произойдет переход от государственного канала к общественному. Если через ликвидацию юридического лица – тогда у нас начнется новая жизнь. Либо это может произойти через реформу уже существующего предприятия. Бояться не надо: тот, кто может, умеет и любит свою работу – поверьте, совершенно ничего бояться. Европейцы меня удивляют свой моторностью, они страшно готовы помогать. Послушайте, они ездят сюда каждый месяц, они присылают сюда специалистов. Они предлагают не денежную помощь, а помощь специалистами, техникой. Я счастлив общаться с ними.

– Руслан: У Вас есть сайт Первого Национального. Но к сожалению, он очень устарелый. Почему вы не обновляете раздел «Видео», где есть выпуски программ? Например, программа уже была в эфире, а на сайте может появится только через полгода или ещё позже. А ведь это так просто и быстро можно сделать. Тоже на вашем сайте не всегда оперативно появляются новости.

– Абсолютная правда, Руслан. Это огромный сегмент работы, к которому мы сейчас только приступаем. Несмотря на возраст я живу в Интернете, но мне понадобился месяц для того, чтобы понять, а кто вообще владеет сайтом «Першого», кто его хостит, кто им занимается. Я был потрясён, когда узнал, что на компанию в 1512 человек – 4 айтишника. Сайтов, между прочим, тоже 4. В общем, это огромный кусок работы, к которому мы сейчас только приступаем. Я уверен, что будущее компании лежит именно в айти-сегменте, в интернете. Мы сейчас очень плотно этим занимаемся, уверен, что дальше будет не так.

О САВИКЕ ШУСТЕРЕ

– Віктор: чого Ви ворогуєте із Савіком

– Ні, абсолютно ні. Ми нормально спілкуємось, у нас немає дружніх стосунків, ми різні люди, це абсолютно професійне спілкування. Я думав, що вони мали б право ставитись до мене вороже, тому що вони втратили годину ефіру через дебати. Я був впевнений, що вони будуть розлючені – але ні, вони продемонстрували професійність вищого гатунку. Тому я ціную їх як партнерів, у нас немає жодних суперечок, є якісь дрібні технічні помилки з нашого боку.

– Савик Шустер: Почему вы хотите убрать шоу Савика Шустера? Что конкретно Вам не нравится?

– Я не пришел диктовать то, что нравится или не нравится мне. Тем более, в дальнейшем компания должна стать общественным ТВ. Поэтому я пришёл слушать людей. Люди очень спорят по поводу программы Савика Шустера, по поводу программ Громадського, по поводу концертов Поплавского – споры и эмоции просто колоссальные. А я просто слушаю людей. Я не хочу убрать Савика Шустера с канала – когда и если мы сделаем программу, которую будут смотреть будет лучше и больше, которая будет честнее, чем шоу Савика Шустера, тогда Шустер просто уйдет с канала и найдёт другой канал, где будет поднимать рейтинги больше. В данный момент это достаточно рейтинговая программа – вы не поверите, но с Шустером может сравниться только Поплавский. А суммы, за которые мы покупаем их программы, достаточно невелики – от 12 до 252 гривень. Понятно, что они стоят гораздо дороже, но мы такие программы сделать не можем пока. Поэтому я не говорю, что Шустер уйдет прямо сейчас, он уйдет, когда он захочет. А я пока убирать эту программу не могу, потому что достаточно низкий рейтинг Першого национального опустится еще ниже. То же касается и Поплавского. Я считаюсь со вкусами людей. Но если я могу переубедить их, приучить слушать хорошую музыку – я буду это делать. Резать по-живому я не могу.

О ПОЛИТИКЕ

– Мария: Мне интересно ваше мнение. Каким должен быть мэр Киева? Я понимаю, что это ваше личное, но мне действительно важно знать, кого вы считаете достойным мером.

– Я не киевлянин и, к сожалению, не могу полноценно ответить на этот вопрос. То, что я слышу от своих друзей-киевлян – как ни странно, лучшим мэром этого города называют Александра Омельченко. Я помню времена, когда его материли с ног до головы, однако прошло время – вероятно, Лондон тоже оценит своего Бориса Джонсона тоже лет через 10, не знаю. Но если не говорить о персоналиях, в которых я здесь, в Киеве, «плаваю», то я бы сказал, что любому городу нужен мэр, которого никто бы не знал вообще. Я должен раз в год с удивлением вспоминать фамилию мэра своего города. Это человек, который занимается городским хозяйством, это не политическая фигура должна быть. Он должен заниматься моим краном, моей улицей, деревьями в моём городе, и это все мои требования к нему. Но так сложилось, что в Украине мэры – это политические фигуры, и ещё несколько лет, вероятно, это будет продолжаться, так что ничего посоветовать Киеву я пока не могу. Но рано или поздно, я думаю, всё придёт в норму, и будет обыкновенный хозяйственник, который будет заниматься своим городом.

– Денис: При Сталине доходы от продажи водки шли на съемки фильмов и развитие кинематографа. В данный момент, кроме рекламы, откуда брать деньги для развития теле-индустрии, ведь это формирование общественного мнения, воспитания, патриотизма так необходимого государству.

– Должен Вам сказать, что я – странный человек для такой должности как президент национальной государственной компании. Если бы не планы перехода в общественное телевидение, я бы в жизни не согласился на эту должность. Я вздрагиваю при слове «Сталин» и меня коробит при слове «государство». Как гражданин, я знаю, что государство существует для ущемления моих прав. Хотя юридически оно существует для того, чтобы защищать мои права, на практике всегда происходит наоборот. Государство – инструмент подавления индивидуума. Я не люблю государство. Не страну, обратите внимание, – государство. Я считаю, что права гражданина должны превалировать над правами государства, конституции хороших, нормальных, развитых стран построены именно так. Я хочу спокойно жить, не думая о том, что государство в любой момент придёт ко мне в дом, придёт ко мне в мозги и будет меня учить. Я сам найду, чему учиться. Я за ограничение роли государства.

Что касается телеиндустрии и формирования общественного мнения – это важные вещи, я согласен. Вероятно, это зависит от людей, которые этим занимаются. Но человек, который приходит к власти, рано или поздно начинает думать, что он Бог, и мы, граждане – для него. Так вот государство должно быть построено таким образом, чтобы даже самому самодуру не давать системной возможности поступать так с гражданами. Не должна быть, как при Сталине, страна великая, а люди несчастны. Мне всё равно, насколько велика страна, люди должны быть счастливы.

– Кирилл: Вам нравится Владимир Путин, как глава страны?

– Мне Владимир Путин не нравится вообще. Я не россиянин, но даже если бы я был россиянином, думаю, мне бы не нравилось, что президент моей страны ведёт себя так, как считает нужным, не слушая меня, косвенным образом. Мне не нравится дикая истерия вокруг патриотизма в России, мне не нравится то, что она направлена против других национальностей, других людей, других стран. За счёт других людей поднимать благосостояние своей страны – в чём я совсем не уверен, что он это делает – это просто нечестно. Я могу членам своей семьи сказать, что в том, что мы плохо живём, виноваты не мы, а гад-сосед, который всё время шумит или живёт лучше нас, почему-то. А потом выбить ему дверь ногой, вломиться туда или подослать свою собаку, чтобы лаял и гадил под дверью. Я бы отравил жизнь всему дому. Почему Путин это делает? Почему он не занимается своей страной, а учит жить других? Ваш дом – это ваш дом, никто не имеет право туда войти без вашего желания. А он приходит и учит вас жить. Именно поэтому мне не нравится Путин как руководитель соседней страны, и думаю, что он не нравился бы мне как руководитель моей страны, я бы считал, что он ведёт мою страну в пропасть. Он – не хозяин страны, он всего лишь назначенный менеджер. Так вот я считаю, что он плохой менеджер.

– Маша: Какие дебаты будут самыми «жаркими», по вашему мнению.

– Я очень надеюсь, что ни одни из наших дебатов не будут жаркими вообще. «Жарко» – это «Дом-2» или шоу «За стеклом». Нет. Первый Национальный не будет делать жарких дебатов – мы будем делать смысловые дебаты. Постарайтесь слушать этих людей. Они претендуют на то, чтобы руководить вами и страной – на 5 лет вперёд. Давайте услышим от них то, кто они на самом деле есть. Конечно, они будут представлять из себя всё самое лучшее, что только могут, они будут говорить, что они самые лучшие на свете. Не наше дело их «мочить», наше дело – их выслушать и понять, правду ли они говорят. Они будут перед вами в прямом эфире, наше дело – задать вопрос, их дело – ответить, ваше дело – услышать. Умному будет достаточно.

Спасибо всем, кто участвовал в нашем разговоре! Можете писать мне на Фейсбуке – я буду стараться и дальше отвечать на ваши вопросы.